Меню

Большой сборник анекдотов про евреев выпуск 2

Анекдоты про евреев

Одна одесская бабушка, когда кому-то в чём-то отказывала, любила говорить: — А болт тебе с Январского восстания! Это машиностроительный завод такой в Одессе — «Имени Январского восстания».

 

На Привозе тётенька рассматривает на лотке моток верёвки и спрашивает:
— Девушка, это бельевая верёвка?
— Повесите бельё — будет бельевая.

 

Разговор женщины с водителем маршрутки.
Едут в Одессе на улицу маршала Черняховского.
Женщина просит:
— Мне, пожалуйста, на конец Черняховского.
— Мадам, он так давно умер, что я и не знаю, куда вас отвезти!

 

— Моня, и шо?! Разве мы виноваты, что вокруг Одессы Украину построили?!

 

На Дерибасовской:
— Скажите, пожалуйста, который час?
— А сколько вам надо?
— Мне надо три часа.
Глядя на часы:
— Так чего вы так переживаете?! Вы ещё успеете!

 

На Привозе покупательница спрашивает сытого, гладкого мясника:
— Что у вас сегодня свеженького?
— У нас сегодня свеженькое — я!
Диалог продолжается о говяжьих мозгах, лежащих на прилавке:
— А почём у вас говяжий ум?
— Без установки — по двадцать!

 

Одесситка забыла что-то и силится вспомнить. Не выходит.
Она выдаёт:
— А чтоб за меня горе так забыло!

 

Так, как торгуются в Одессе, не торгуются нигде.
Картина маслом: один одессит выбирает в магазине дверь в новую квартиру и торгуется до упора.
Продавец его убеждает:
— Ну нельзя ниже! Я и так уже на полу! Земля уже!
Покупатель на это ему отвечает:
— А ты лопату возьми и копай, копай!

 

— Ой вэй! Пять сумок тащишь, Софочка! И шо ты на Привозе накупила?
— Двадцать кило не вашего дела!

 

Два одессита рассматривают статую Свободы.
— Шо не говори, а это памятник тете Соне. Только она могла выйти встречать гостей с примусом в одной руке и квитанциями за квартиру — в другой. Да еще в ночнушке и в бигудях.

 

— Роза, я таки не пойму, почему Фима всё время спрашивает, как у меня дела на личном фронте?
— Так шо тут непонятного? На передовую хочет.

 

— Скажите, здесь живёт Сара Абрамовна?
— А где ей жить? Воронцовский дворец давно занят пионерами.

 

— Фима, помнишь, ты мне одолжил 100 долларов, и я тебе их не вернул?
— Конечно, помню.
— Можно ещё раз у тебя занять?

 

Когда в Одессе в очередной раз переименовывали улицы, то был такой бардак, что ты мог уснуть на Розе Люксембург, а проснуться на Иване Бунине.

 

Одесса. Дерибасовская.
— Сарочка, ты слышала последнюю речь Парашенки?
— Ой, не радуйте меня! Шо, таки последняя?!!

 

— Цецилия Абрамовна, скажите, вот вы идёте по улице, и вдруг начинается стрельба — и шо вы будете делать?
— Не знаю.
— Ну как же!? Вас что, не учили? Вы таки немедленно должны лечь!
— Ну и времена настали… Шоб женщине лечь в Одессе, теперь обязательно нужно ещё и стрелять?!

 

Одесса. Утро. Привоз. Ранний клиент — продавщице:
— Доброе утро вам, Манечка, а ви все цветёте и пахнете!
— Нет, ви только посмотрите на этого идиёта! Я шо, должна вянуть и вонять?!

 

Одесса есть Одесса. Вместо уничтожения памяника Ленину в соответствии с законом о декоммунизации одесситы конвертировали монумент в первый в мире памятник Дарту Вейдеру, лорду темных сил из «Звездных войн». С бесплатным Wi-Fi, встроенным в голову.

 

Моше:
— Г-ди, ну десять — это же очень много! Давай парочку уберем. Ну, хотя-бы вот это: “Не прелюбодействуй”.
Г-дь:
— Моше, не торгуйся!
— Чего вдруг? Где тут написано — “Не Торгуйся”?!

 

— Мужчина! Я извиняюсь, вы хотели бы получить удовольствие?
— Да, мадам! Но не настолько…

 

Подслушано в женской бане.
Две жительницы одесской Слободки разговаривают о своих почтенных годах и возможности ещё влюбиться.
Одна оптимистично делится личной жизненной трагедией:
— Я встретила человека. Он мне назначил свидание. Я поехала, купила себе вечернее платье, сделала себе руки и ноги, сделала себе причёску… Всё это нацепила. Подошла к зеркалу, посмотрела… Нет, я бы себя не трахнула! Подумала, ну шо я пойду расстраивать человека!? И не пошла!..

 

Водитель выговаривает женщине, едва не угодившей под колёса его автомобиля:
— Женщина, шо же вы ходите по Одессе, как корова по Индии!?

 

Одесса. Объявление в магазине на улице Пастера:
«С едой, собаками и рекламным агентам не входить.
Ешьте, дрессируйте и рекламируйте в другом месте.
Администрация».

 

В одесской маршрутке очень тесно.
Женщина спрашивает:
— Мужчина, вы на следующей сходите?
— Нет.
— Может, пообнимаемся?

 

— Моня, вот тебе десять конфет, половину отдай братику.
— Я ему отдам три штуки.
— Ты что, не умеешь считать?
— Я-то умею, а вот он — нет.

 

Одесса. Привоз.
— Да что ж у вас огурцы такие страшные?!
— Женщина, я вашу внешность в ответ не оскорбляю, хотя есть куда…

 

— Циля, твой муж бабник! Вчера я сама видела, как он выходил от любовницы.
— Ой, так что ему теперь, там таки безвылазно надо сидеть?!..

 

— Почему эстонцы, когда садятся в маршрутку, выбирают место спереди?
— Чтобы быстрее доехать.
— А почему евреи выбирают место сзади?
— Чтобы ехать дольше за те же деньги.

 

Лейзерович читает газету: «… и тогда итальянский клуб выплатил Марадоне два миллиона долларов».
— Изя! — кричит он сыну, — что ты целый день сидишь над своими дурными задачками? Иди во двор и погоняй в футбол, как все нормальные дети!..

 

На Привозе у торгового места табличка:
1 арбуз — 13 гривен
3 арбуза — 40 гривен
Покупатель:
— Дайте мне один арбуз.
Платит 13 гривен, забирает арбуз. И так повторяется ещё дважды.
Покупатель:
— Я купил у тебя три арбуза за 39 гривен, хотя тут написано, что ты продаёшь их за 40. Какой же ты тупой!
Торговец:
— И так всё время… Берут по три арбуза и учат меня, как правильно торговать!

 

Одесса. Молдаванка. В дверь дешевого бардака стучит ограбленный, раздетый догола, трясущийся мужик. Из окна второго этажа высовывается толстая хозяйка:
— О! Нет, вы смотрите на него! Голый, босый, а трахаться хочет, шо аж дрожит!

 

— Семён Маркович, вы с супругой недавно отпраздновали золотую свадьбу! Скажите, как вам удаётся столько лет преодолевать семейные конфликты?
— Когда я и моя жена расходимся во мнениях, мы обычно поступаем так, как хочет она. Сарочка называет это компромиссом.

 

— Рабинович, ви страдаете от жары?
— Я страдаю всегда…

 

Целый час Гольдберг роется в карманах, а потом говорит жене:
— Не могу найти свой кошелек.
— А в брюках ты смотрел?
— Да.
— А в плаще?
— Смотрел.
— А во внутренних карманах?
— Нет.
— Почему?
— Если и там нет, у меня будет инфаркт…

 

А знаете ли вы, что в Стамбуле есть не только мечеть “Ай-София!”, но и церковь “Эх, Софья!” и синагога “Ой, Софа!”?

 

Раввин по окончании молитвы в синагоге обращается к евреям:
— Люди! Я понял, почему нас русские не любят! Мы не умеем пить водку. Вот завтра пусть каждый принесет по бутылке водки, все выльем в общий котел — и будем учиться пить.
Абрам приходит домой, говорит Саре: так мол и так, завтра надо принести бутылку — ну, и так далее.
Сара ему и говорит:
— А ты, Абрам, возьми бутылку воды. Полный котел водки — кто же там заметит?
Так и сделал. На следующий день подходят евреи по очереди к котлу, каждый выливает водку. Раввин берет поварешку, размешивает, зачерпывает, пробует… Грустным взглядом обводит синагогу и говорит:
— Дааа… Вот за это нас русские и не любят…

 

Рабиновича нашли мёртвым в квартире одесской красавицы Сары. На допросе
в полиции Сара рассказывает подробно и точно, как всё было:
— Четыре дня назад он приходит ко мне и просит, чтобы я разрешила
погладить себя по коленке. За это он даст мне двести гривен. Я
разрешила. На следующий день он опять является и просит дать ему на
память один локон. За это он заплатит мне триста гривен. Ну, я дала ему
локон. Вчера он снова пришёл и попросил один-единственный поцелуй — за
пятьсот гривен. Я согласилась. А сегодня он явился и сказал: «Дорогая
Сара, я не могу жить без тебя! Будь моей — за тысячу гривен!». А я
ответила: «Хорошо, Яша, но вообще-то моя такса — сто гривен». Тут-то его
и хватил удар.

 

Скайп придумали евреи — вроде бы как у тебя гости, а кормить-поить не надо.

 

После 11 сентября 2001 года мир разделился на два лагеря — одни вешают американские флаги у себя в кабинетах, на крышах домов, покупают футболки с изображением флага, другие — эти флаги срывают, рвут и жгут… И только два старых еврея — Абрам и Мойша продолжают заниматься своим делом — шить американские флаги…

 

Еврейский вариант фильма «Звонок».
— Алло!
— Перезвоните.

 

– Сёма, что ты делаешь? – спрашивает у него приятель.
– Учу алфавит Брайля для слепых.
– Зачем?! Ты ведь прекрасно видишь!
– Тогда я смогу читать, не включая электричество.

 

Разговаривают два старых еврея. Один говорит:
— Ты представляешь, я вчера встретил своего сына, которого не видел 30 лет!
— И как же ты его узнал?
— По пальто.

 

Продаю свадебные платья.
Размеры — 44, 46, 48, 50, 52, 54.
Нет сил больше ждать!!! Софа.

 

Абраша, ну шо такое?Ты опять
лежишь на диване! — Ша,Сарочка, не
делай гембель… Зато ты знаешь,
где таки всегда меня можно
найти.

 

— Сарочка, шо Ви меня за дурака держите?
— Да я к Вашему дураку и не притрагивалась!..

 

На одесской таможне.
— Что вы везёте, гражданин Рабинович? Оружие, наркотики есть?
— Сейчас я посмотрю, просто мне мама чемодан собирала…

 

Объявление по городскому радио Одессы:
‘Уважаемые жители города! Из городского зоопарка сбежал енот. Всем, кто видел енота, срочно заплатить в кассу зоопарка 20 гривен’.

 

Врагов у Рабиновича не было. Но его ужасно ненавидели все его друзья.

 

— Софочка, как думаешь, мне стоит похудеть?
— Ты, Роза, вчера сломала дверной проем в кафе!
— Говори яснее, я не понимаю твоих намеков

 

— Сарочка, вы таки спите с Яшей?
— Ой, не выдумывайте, мы дружим.
— Вы так громко дружите, что об этом знает уже вся Молдаванка.

 

— Лейб Маркович, я ухаживаю за вашей дочерью уже три года!
— И шо, Изя, вы от меня хочете, пенсию?

 

Фима решил таки написать в Одессу брату: — В штате Айова усё хорошо, а жаль…..такая рифма могла бы получиться…

 

Одесса. Табличка в туалете: «Уважаемые! Не вставайте-таки ногами на унитаз! Есть много других способов быть на высоте! Администрация».

 

Проводится расследование о пожаре в Одесском Оперном Театре. Как всегда, допрашивают Рабиновича. — Расскажите, что вы видели?
— Значит, закрыл я вчера свою лавочку, прихожу домой, поднимаю Сарину юбку…
— Следствию это неинтересно, говорите по существу.
— Так я и говорю. Значит, закрыл я вчера свою лавочку, прихожу домой, поднимаю Сарину юбку…
— Свидетель, короче!
— Так я и говорю короче! Значит, закрыл я вчера свою лавочку, прихожу домой, поднимаю Сарину юбку, которой окно завешено. И что, вы думаете, я вижу? Оперный горит!

 

Встречаются Абрам и Хаим: — Шо с тобой, Хаим, чего у тебя в глазах такая мука? — спрашивает Абрам.
— Да у меня туфли на два размера меньше, жмут так, шо аж из глаз искры…
— Так шо ж ты не купишь себе туфли правильного размера?
— Ой, если б это было все! Моя семейка мне жить не дает, жена ругается не переставая, дочь — проститука, гуляет беспрерывно, сын — бездельник, не учится, не работает, денег требует… делают мне вырванные годы и кровь мою пьют!
— Плохо дело, Хаим, шо же ты делаешь по этому поводу? — спрашивает Абрам.
— А шо я могу сделать? Прихожу домой, снимаю туфли и имею 10 минут счастья!

 

— Рабинович, у вас есть, что пожевать?
— Да, но зачем это жевать?

 

— Рабинович, как вы, торгуя газированной водой, построили себе трехэтажный особняк?
— Господин налоговый инспектор, если наше государство построило гиганские электростанции на простой воде, почему я не могу построить маленький домик на газированной?

 

Старый еврей подходит к киоску с газировкой:
— Скажите, у вас воды есть?
— Надо говорить не «воды», а «вода»! Есть!
— Ладно, дайте стакан вода!

 

— Мойше, я сегодня имел ужасный сон! Прямо кошмар! Софи Лорен, Деми Мур, Клаудиа Шиффер и моя Роза дрались между собой за меня!
— И где ж кошмар?!
-Победила Роза!

 

— Скажите, вы часом не с Винницы?
— Нет, я не с Винницы.
— О! Так мы с вами земляки!
— Это как так?
— Я тоже не с Винницы!

 

Одесса. На перекрестке долго стоит очень пожилой человек, внимательно смотрит на светофор и не переходит дорогу на зеленый свет. Один приезжий не выдерживает и спрашивает одессита:
— Отец! Почему вы не переходите дорогу — ведь уже дважды зажигался зеленый свет?
— Я им не верю!

 

— Рабинович, вы слышали? Изя серьезно заболел!
— Интересно, зачем это ему понадобилось?

 

— Сара Абрамовна, как на счет пообедать вместе?
— О, почему бы нет, Абрам Давидович!
— Значит в два у вас!

 

Рабинович после обследования у профессора кладет на стол три рубля.
— У меня обследование стоит десять рублей, — говорит профессор.
— Ах, извините, пожалуйста… Мне сказали — пять…

 

— Сарочка! Вы сегодня просто прекрасно выглядите!
— Ха! Это я еще себя плохо чувствую!

 

В дверь старому еврею звонят. На пороге — соседка.
— Соломон Лазаревич! Вы же меховщик?
— Таки да!
— Так зашейте вашей кошке жопу, чтоб она не срала мне под двери!

 

— Абрам, зачем ты распускаешь слухи о том, что в могиле твоей тещи зарыт клад?
— Шоб ей и там покоя не было!

 

Привозят в больницу Рабиновича с отравлением. Ему промыли желудок, поставили капельницу. Подходит доктор:
— Вас же уже привозили на прошлой неделе с отравлением грибами. Что на этот раз?
— Так я их потом доел

 

Мужик спрашивает Рабиновича:
— Вы что, собаку завели?
— Да нет, с ней столько много возни. Когда ночью слышны подозрительные звуки, мы лаем сами…

 

— Сарочка, я так люблю тебя!
— Почему же ты раньше не говорил об этом?
— Откуда же я мог знать, шо ты таки выиграешь гринкарту?

 

Водитель выговаривает женщине, едва не угодившей под колёса его автомобиля:
— Женщина, шо же вы ходите по Одессе, как корова по Индии!?

Читать про одесских евреев выпуск 1