Меню

Лучшие одесские анекдоты от Юрия Никулина

Анекдоты от Никулина

еврейский адвокатПрежде всего я бы рекомендовал почитать эту книжку людям со слабым здоровьем или тяжелобольным, не говоря уже о выздоравливающих. Им в первую очередь это будет полезно.

                                                                                                        Юрий Никулин

Напротив одесского вокзала бездействует фонтан.
— Скажите, — спрашивает приезжий у одессита, — этот фонтан когда-нибудь бил?
— Что за вопрос?! Он бил, есть и будет бить!
* * *
— Скажите, это правда, что в Одессе отвечают на вопрос вопросом?
— А зачем Вам это надо знать?
* * *
— Скажите, Вы случайно не сын старика Ковальского?
— Да, сын, но что «случайно», я слышу впервые.
* * *
В Одессе на рынке.
Покупательница:
— Почем Ваши синенькие?
Продавец:
— Дура, это цыплята!
* * *
— Извините, — спрашивает молодая мать сидящую в женской консультации даму, — чем Вы кормите ребенка?
— Как чем? Пока бюстом!
* * *
— Папа, скажи, как правильно пишется: фликончик или флякончик?
— Деточка, не фликончик и не флякончик, а пизурок.
* * *
— Рабинович! У Вас на голове сидит муха!
— Вы что, хотите сказать, что я — говно?
— Я ничего не хочу сказать! Но муху не обманешь.
* * *
— Роза! Ты ничего не заметила? У меня давно выпадают волосы. Это ужасно! Как мне их сохранить?
— Не волнуйся! Это же пустяк. Складывай их в картонную коробочку.
* * *
— Что нужно сделать в первую брачную ночь, чтобы не испачкать простыню?
— Нужно вымыть ноги.
* * *
— Чем отличается террорист от еврейской мамы?
— С террористом можно договориться.
* * *
— Товарищ техник — смотритель! Я Вам уже три раза писал — у меня в квартире потолок протекает!
— Это потому, что идет дождь, неужели непонятно?!
* * *
Американец угощает Рабиновича черной икрой.
— Боже мой, как вы от нас отстали! — говорит Рабинович. — Это мы ели пятьдесят лет назад!
* * *
В купе поезда.
Едут пожилой раввин и молодой человек. Ложась спать, попутчик спрашивает:
— Сударь, Вы не скажете, который час?
Раввин, не говоря ни слова, поворачивается к стенке и насыпает.
Утром поезд подъезжает к Харькову. Оба пассажира проснулись и начали готовиться к выходу. Раввин посмотрел на свои часы и сказал попутчику:
— Молодой человек. Вы вчера меня спрашивали, который час? Так вот — сейчас половина девятого.
— Почему же вчера Вы промолчали, когда я спросил у Вас? — удивленно заметил молодой человек.
— Видите ли, если бы вчера я Вам ответил, который час, Вы бы меня спросили, куда я еду. Я бы ответил, что в Харьков. Вы бы мне сказали, что тоже едете в Харьков и что Вам негде ночевать. Я, как добрый человек, пригласил бы Вас к себе домой. А у меня молодая дочь. Вы бы ночью, наверняка, ее соблазнили и она бы от Вас забеременела. Вам пришлось бы на ней жениться.
— Ну и что же из этого?! — воскликнул молодой человек.
— Так я вчера подумал: на хрена мне нужен зять без часов?
* * *
В КГБ раздается телефонный звонок:
— Алло! Это КГБ?
— Да.
— Вы знаете Рабиновича, который проживает по Дерибасовской, в доме пятнадцать?
— Да.
— А вы знаете, что у него во дворе есть сарай?
— Да.
— А вы знаете, что у него в сарае есть бревна?
— Да.
— А вы знаете, что в бревнах он прячет золото?
— Спасибо.
На следующий день Рабиновичу звонит Хаймович:
— Ну как дела?
— Спасибо, дорогой! Не только распилили, но и раскололи.
* * *
— Скажите, Миша дома?
— Пока дома.
— Почему пока?
— Вынос тела через пятнадцать минут.
* * *
В Одессе.
Жена готовит на кухне, а муж колет во дворе дрова. Вдруг раздается пушечный выстрел. Жена высовывается в
окошко:
— Абрам, почему стреляла пушка? Что, мясо привезли?
— Да нет, это начальство из Москвы приехало.
Через несколько минут снова выстрел.
— Абрам, что, мясо привезли?
— Я же сказал, начальство из Москвы приехало.
— А что, в первый раз не попали?
* * *
На границе часовой.
— Стой, кто идет?!
— Ша. Уже никто никуда не идет.
* * *
По улице еле-еле идет старый Рабинович. Ему кричат:
— Рабинович, как Ваше здоровье?
— Не дождетесь!
* * *
— Изя! Ты слышал, что Левина жена родила четверых детей и всех назвала Мойшами.
— А как же она будет их различать?
— По отчеству.
* * *
Умирает жена. Рядом муж.
— Абрам, обещай, что выполнишь мое последнее желание.
— Хорошо! А какое?
— Я хочу, чтобы на моих похоронах ты шел рядом с моей мамой и держал ее под руку.
— Но тогда я же не получу от похорон никакого удовольствия.
* * *
— Что такое порядочная женщина, и что такое потаскуха?
— Потаскуха — это одинокая женщина, которая потоскует, потоскует и ложится спать одна. А порядочная любит порядок: сегодня с одним, завтра с другим…
* * *
В Одессе встречаются двое:
— Ну как?
— Восемь.
— Что «восемь»?
— А что «как»?
* * *
— Скажите, правда, что у одесских проституток светятся глаза?
— Ну что Вы? Тогда в Одессе все время были бы белые ночи.
* * *
Идеальный муж по — одесски: слепой, глухонемой капитан дальнего плавания.
* * *
— Рабинович, говорят, что Вы большой интриган?
— Да, а кто это ценит?
* * *
— Мойша! Почем у тебя гробы?
— По 15.
— А у Рабиновича по 20. Но там хоть есть где развернуться.
* * *
— Вы не скажете, когда мне нужно сойти, чтобы попасть на Дерибасовскую улицу?
— Следите за мной и выходите на одну остановку раньше.
* * *
— Что, Боря умер?
— Да, еще вчера.
— То — то я вижу он в гробу лежит.
* * *
— Вы слышали, завтра обещают 44 градуса в тени?
— А кто Вас заставляет ходить в тени?
* * *
— Бабушка, а кто такой Карл Маркс?
— Деточка, Карл Маркс был экономистом.
— Как наш дедушка Изя?
— Нет. Дедушка Изя старший экономист.
* * *
В одесском порту у самого причала всплывает русалка с маленьким ребенком на руках и обращается к толпе любопытных:
— А где здесь живет водолаз Жора?
* * *
Идет экскурсия туристов в раю и видит: сидит старая еврейка, вяжет носки. Они с почтением говорят ей:
— Вы такая знаменитая! Вы самая великая женщина в истории! Вы родили такого сына! Вы понимаете, для нас Иисус Христос…
— Да, да, но если бы вы знали, как мы с мужем хотели девочку.
* * *
Наводнение. Все стараются перебраться на сухое место. Лишь один старый еврей сидит в кресле.
— Скорее, сюда! — кричат ему с последнего грузовика.
— Бог мне поможет, — спокойно отвечает старик и молится.
А вода все выше и выше. Она уже заливает комнату. К дому подплывает последняя лодка. С нее кричат:
— Прыгай сюда! Осталось еще одно место!
— Бог мне поможет, — невозмутимо отвечает старик и перелезает на крышу.
Но вода добралась и туда. Над домом зависает вертолет, с него сбрасывают веревочную лестницу.
— Цепляйся, это последний шанс!
Но старик по — прежнему твердит:
— Бог мне поможет.
Тут налетела волна и смыла старика.
В раю старик встречает бога и укоризненно говорит:
— Боже, я на тебя так рассчитывал! Что же ты меня бросил в беде?
— Идиот! Кретин! А кто, спрашивается, посылал тебе грузовик, лодку и вертолет?!
* * *
В Одесский оперный театр приходит певица.
— Скажите, где тут у вас диван, на котором голоса проверяют?
* * *
Телефонный звонок.
— Общество «Память» слушает.
— С вами говорит Рабинович. Скажите, пожалуйста, действительно евреи продали Россию?
— Да, да, продали, еврейская морда! Что тебе еще нужно!
— Я хотел бы узнать, где я могу получить свою долю?
* * *
В Одессе нищий просит милостыню. Подходит Исаак, долго ищет в карманах, наконец достает один рубль, кидает его в шляпу и говорит:
— Извини, Абрамчик, вчера я женился, теперь у меня жена и теща, так что я не могу давать тебе два рубля.
Абрам вскакивает и кричит на всю улицу.
— Евреи, идите скорей сюда! Посмотрите на этого потца! Вчера он женился, а сегодня я уже должен его семью кормить!
* * *
В Бруклине на Брайтон-бич один оборотистый одессит открыл небольшой дешевый ресторанчик для только что приехавших эмигрантов. Первые посетители были поражены расторопным официантом — китайцем, который бойко изъяснялся на иврите. Хозяина спросили:
— Откуда у вас китаец, говорящий на чистом иврите?
— Это мы его научили, — сказал хозяин, — но только не говорите ему — он думает, что это английский.
* * *
На рынке.
— Сколько стоит эта лошадь?
— Но это курица, мадам.
— Я смотрю на цену.
* * *
Спрашивают жениха:
— Ну как? Видели невесту? Что скажете?
— Мне в ней не понравились три вещи.
— Какие же?
— Ее подбородок.
* * *
— Здесь проживают супруги Гольдберг?
— Нет. Но на первом этаже живет господин Гольд, а на четвертом госпожа Берг.
— Ага. Значит, они разошлись.
* * *
В овощном магазине одесситка долго и придирчиво перебирает овощи. Продавец не выдерживает:
— Уж скорей бы уезжала в свой Израиль!
— Я — то уеду, а тебе придется угонять самолет.
* * *
Китай завоевал Советский Союз. И вот… По бывшей улице Дерибасовской, а ныне по улице Мао Цзэ-дуна иду два китайца. Один говорит:
— Слушай, Фима, я так устал щуриться.
* * *
У одессита спросили:
— Как Вы относитесь к Советской власти?
— Как к жене.
— То есть?
— Немножко боюсь, немножко люблю, немножко браню, немножко хвалю, но хочу другую.
* * *
Встречаются два одессита:
— Рабинович! Почему Вы не уехали в Израиль?
— А чего мне туда ехать? Мне и здесь плохо!
* * *
В московском метро сидит негр и читает «еврейскую» газету. Рабинович, сидящий рядом, дружески спрашивает:
— Послушайте! Мало Вам, что Вы негр?
* * *
— Я хотел бы заказать места в круизе для себя и моей жены.
— Пожалуйста! Будут какие — либо пожелания, может быть, отдельные кровати, отдельные каюты?
— Отдельные теплоходы.
* * *
Приезжий спрашивает у одессита:
— Так где же ваша Дерибасовская?
— Так Вам еще ехать на троллейбусе семь остановок! — отвечает одессит.
— Что Вы говорите? — возмущается приезжий. — Я ехал на троллейбусе и мне сказали, что нужно выходить.
— А Вы когда ехали, сидели или стояли?
* * *
В Бердичеве на одной улице четыре портняжные мастерские. На первой надпись «Лучший портной в России», на второй «Лучший портной в Европе», на третьей «Лучший портной в мире», на четвертой «Лучший портной на этой улице».
* * *
— Рабинович! Какая болезнь Вам больше всего нравится?
— Чесотка: почесался и еще хочется.
— А какая болезнь Вам больше всего не нравится?
— Геморрой. Ни себе посмотреть, ни людям показать.
* * *
Гольдберг попал под трамвай. Друга семьи просят сообщить о случившемся поделикатней. Друг звонит в дверь:
— Здесь живет вдова Гольдберг?
— На тебе дулю — он ушел на работу.
— На тебе две дули! Ребята — заноси!
* * *
Ксендз говорит раввину:
— Вот Вы простой раввин, и умрете раввином. А я надеюсь со временем стать епископом.
— Допустим. Что дальше?
— А епископ может стать кардиналом.
— Допустим. А дальше?
— Ну… кардинал может стать папой.
— Допустим. А дальше?
— Но… не может же папа стать Господом Богом?
— Отчего же. Одному еврейскому мальчику это уже однажды удалось.
* * *
Рабинович уехал в Штаты. Через месяц звонит родным из Нью-Йорка:
— Все отлично. Устроился на работу и очень близко, каких-нибудь полчаса езды.
— На метро?
— Нет. На лифте.
* * *
Приходит Рабинович к раввину:
— Хочу жениться, ребе.
— Ну так женись.
— Так ведь на Риве.
— Ну и что?
— Она же слепая.
— Так и хорошо. Ты придешь пьяный, она и не заметит.
— Это верно…, но ведь она еще и глухая.
— Ты просто не понимаешь своего счастья. Ругайся, сколько хочешь, она и не услышит.
— Тоже верно. Но она к тому же немая.
— Что может быть лучше молчаливой жены.
— Ребе, но Риве еще и горбатая.
— Но ты, Мойша, нахал! Ты хочешь, чтобы совсем без недостатков!
* * *
Моисей сказал — все от Бога.
Соломон — все от головы.
Христос — все от сердца.
Маркс — все от живота.
Фрейд — все от секса.
Эйнштейн сказал, что все относительно.
Сколько евреев — столько и мнений.