Меню

Сема, вы еврей

Анекдоты про евреев

Рядовой Рабинович как всегда отстрелялся на линии лучше всех, потом
преодолел первым полосу препятствий, потом вырубил трех инструкторов
по рукопашному бою. Сержант на построении:
— Вот, солдаты! Берите пример с Рабиновича — плохой солдат, а старается!!

 

— Сема, вы еврей?
— А шо, шо-то случилось?

 

— Папа, а пpавда что Иисyс был евpеем?
— Пpавда, доченька. Тогда все были евpеями — вpемя было такое….

 

Абрам спрашивает Сару:
— Ну, и таки шо сказал доктор?
— Таки он посоветовал мине отдохнуть у моря. Абраша, и куда мы поедем?
— К другому доктору, Сарочка…

 

— Ви едите фиш из ложкой или из вилкой?
— Ой, таки мине все равно, лишь бы да!

 

— Абрам, как жизнь?
— Плохо.
-???????
— Моя жена спит с лордом Лестером.
— Да уж, плохо.
— Правда, я сплю с женой лорда.
— Так это ж хорошо!
— Хорошо?!? У меня от него уже двое детей!
— Да, плохо…
— Правда, и у его жены от меня двое детей.
— Но тогда вы квиты?
— Какое «квиты»? Я-то ему делаю лордов, а он мне делает евреев.

 

— Рабинович, Вы играете на тромбоне?
— Конечно.
— Что «конечно»?
— Конечно, — нет, но, вот, сын — да!
— Что «да»?
— Тоже нет.

 

Умирает старый еврей. К нему приходит прощаться его друг, тоже очень старый Рабинович, и говорит он следующую фразу:
— Зяма, ты скоро будешь на небесах, там встретишься с НИМ. Так вот, если он спросит про меня, так ты меня не видел и, вообще, не знаешь.

 

Рабинович у окошка обменного пункта:
— Как же вы можете утверждать, что бумажка в тридцать долларов фальшивая, если вы сами мне только что сказали, что никогда такой не видели?

 

Раввин увлечённо поучает в синагоге:
— Один портной — большой грешник, сквернословил, не соблюдал посты и работал в субботу. Так Б-г покарал его. Портной укололся ржавой иглой и заполучил гангрену. Сначала ему отрезали одну руку, затем другую, потом гангрена перекинулась на ноги, и ему отрезали ноги. Но на этом его страдания не кончились!
Его — таки призвали в армию!!

 

Рабинович и еще один бизнесмен пришли на кладбище навестить могилку бывшего компаньона. Ищут, ищут, никак не могут найти. Вдруг Рабинович хлопает себя по лбу:
— Слушай, да ведь он, наверняка, могилу на имя жены записал!

 

Философия с того же кладбища:
Ничего страшного, если над тобой смеются . .
Гораздо хуже, когда над тобой плачут . . .

 

Рабинович, что будет, если из России вдруг исчезнет вся водка?
— В природе ничего не исчезает бесследно. Если в России вдруг исчезнет водка, значит, где-то она появится. Вот там, где она появится, там и будет Россия…

 

Встречаются два еврея.
— Рабинович! Ваша дочка уже вышла замуж?
-Таки нет!
-А шо так?
Ой! она слишком умная, чтобы выйти замуж за того идиёта, который захочет на ней жениться!

 

Как это делалось в Одессе.

На Привозе
— Вы не скажете, сколько стоит мясо
— Почему не скажу, мы разве ссорились?

 

Одесса. «Привоз».
К продавцу, торгующему птицей, подходят два покупателя.
Первый:
— Почём ваш куриц?
Продавец:
— Десять рублей.
Первый — второму:
— Абрам, он просит восемь. Дадим ему шесть?
Второй — первому:
— Дай ему четыре и возьми два рубля сдачи.
Первый — продавцу:
— На тебе рубль и давай сюда свой дохлый куриц.

 

Одесса. Пляж. Маленький мальчик ползет на четвереньках по песочку и подползает к подстилке на которой сидит пожилая дородная одесситка.
У нее на груди висит массивная золотая цепь.
Маленький мальчик, увидев яркую золотую игрушку, тянет к ней ручки.
Одесситка (возмущенно):
— Когда-нибудь он таки сделает на мене налет!

 

Одесса, рыбный ряд. Две женщины — одна торгует бычка, другая, соответственно, его продает.
Первая:
— А что, у вас бычок свежий, еще живой?
— Нет, он уже умер. — философски, с достоинством.
— То-то я удивляюсь на цену — вы ему на похороны собираете?

 

Одесса, тихий дворик, в окне скучающий Семён.
Он обращается к прохожему:
— Жора, таки вы куда?!
— Да нет, я домой!

 

В Одессе на центральной улице три сапожных мастерских.
На одной вывеска: самый лучший сапожник Одессы.
На второй вывеска: самый лучший сапожник России
на третьей вывеска: самый лучший сапожник на этой улице

 

Еврей стоит на Дерибасовской, в каждой руке по арбузу.
Подходит турист и спрашивает: «Извините, как пройти на Дерибасовскую?»
В ответ — «Подержите арбузы!», и когда руки освободились, крик души «Но ви же на ней стоите!!!», сопровождаемый жестикуляцией.

 

Одесса. Крик из окна во двор:
— Изя, не бей Хаима, вспотеешь.

 

— Алло, это Одесса?
— А вы как думаете?
— Алло, это Рабинович?
— А что?
— Вы знаете, что в Нью-Йорке умер Ваш дядя?
— И всё мне?
— Вы знаете сколько за ним долгов?
— Послушайте, куда вы звоните?

 

Розочка ви так хорошо виглядите! ммм!!!
Фи!!! и имею вам сказать шо ето я еще себя плохо чувствую!!!!!

 

-Двoйрa, я виделa oт вaс вчерa дoктoр выхoдил, вы шo, плoхo себя чувствуете?
-Чегo вдруг? Если oт вaс пoзaвчерa мaйoр вышел, тaк шo, вoйнa?

 

Проклятие в одесском трамвае:
Чтоб я тебя видел на одной ноге, а ты меня одним глазом!

 

Провожают на пенсию старого одесского адвоката. Молодой коллега спрашивает:
— Соломон Моисеевич, а какой самый удачный день в вашей карьере?
— Самый удачный день был, когда я выиграл девять судов подряд.
— Но позвольте, адвокат Розенблюм выигрывал за день и побольше…
— Молодой человек, я выиграл девять судов в карты у директора Одесского пароходства!

 

Моня, дорогой, сколько лет, сколько зим! Может быть, по рюмочке коньячку за мой счёт?
— А почему бы и нет?!
— Ну, нет, так нет!

 

— Что это была за станция?
— Одесса.
— А почему мы так долго стояли?
— Тепловоз меняли.
— Меняли? А на что?
— Как «на что»? На тепловоз!
— И что, поменяли?
— Да!
— Так на так?! Не-ет, это была не Одесса!

 

В Одессе умер Изя.
Родственники решают, как бы подешевле сообщить об этом печальном событии родным в Израиль.
Придумали и послали телеграмму «Изя — всё».
Через неделю приходит ответная телеграмма: «Ой!».

 

Разговор в одесском трамвае: — Скажите, вы на следующей выходите?
— Да.
— А впереди вас?
— Да.
— А вы их спрашивали?
— Да!
— И что они вам ответили?

 

У одесского портного:
— Семён Абрамович, Бог за семь дней создал мир, а вы целый месяц шили брюки!
— Молодой человек, да вы посмотрите на этот мир… и на эти брюки!

 

— Мадам Фигнер, а что это вы сегодня так мало кушаете?
— Берегу фигуру!
— Ой! Чтобы сберечь Вашу фигуру — надо кушать, кушать и кушать!

 

— Слушай, Хаим, к нам в Одессу приезжает сам Эйнштейн!
— Да! Это что, знаменитый аптекарь?
— Да нет, это знаменитый физик!
— А что он изобрёл?
— Теорию относительности.
— И что, её можно мазать на хлеб?
— Ну, как тебе объяснить?.. Например, если ты переспишь ночь с Сарой, то эти часы покажутся тебе одним мгновением. А если тебя посадить задницей на раскалённую сковороду, то даже это мгновение покажется тебе вечностью.
— И что, он с этими двумя номерами собирается выступать у нас в Одессе?

 

— Диночка Исааковна, я вас поздравляю с днём рождения и желаю всего-всего самого-самого!
— Спасибо, дорогая! Ведь никто меня не поздравил, ни одна сволочь, кроме тебя!

 

Развод в Одессе.
Судья:
— Почему Вы с ней хотите развестись?
— Она меня не удовлетворяет.
Голос из зала:
— Подумаешь, пол-Одессы удовлетворяет, а его нет.

 

Высокие договаривающие стороны: с одной стороны одесские евреи, с другой — одесское морское пароходство заключили договор о покраске корабля.
Приемка выполненной работы:
— А почему же вы покрасили только с одной стороны?
А вы прочтите договор: с одной стороны одесские евреи, с другой — одесское морское пароходство. Так мы свою сторону покрасили.

 

— Рабинович, с твоей Сарой спит вся Одесса, и чтобы к ней попасть, нужно занимать очередь, брось ее, зачем нужна тебе такая жена!
— Ты понимаешь, если я брошу ее, то мне тоже нужно будет занимать очередь.

 

Ночь в Одессе. Сара, внезапно проснувшись, толкает локтем в бок мужа:
— Мойше! Я слышу, там, в углу, скрипит МЫШЬ!!!
Мойше(недовольно):
— Так и шо? Я теперь посереди ночи должен вставать и идти ее смазывать?!

 

Одесса 2000 года. Разговор в очереди:
— Посмотрите вон на того гражданина. По-моему, он еврей!
— Не может быть! Все евреи давно уехали!
— А мне кажется, еврей. Давайте спросим.
— Товарищ, извиняюсь, вы случайно не еврей?!
— Я?? Еврей?? Поц я, а не еврей!!

 

Диалог рядом стоящих в общественном туалете:
— Я извиняюсь, вы тоже еврей?
— Да, а что?
— Я так думаю, что вы из Одессы?
— Да, но скажите…
— И вам делал обрезание ребе Коган с Молдаванки?
— Таки да! Но откуда вы знаете?
— Так у ребе Когана было косоглазие, он и резал наискось. А поэтому вы писаете на мои ботинки!

 

Одесса. Знойное лето. Приезжий с сумками, комкая карту, ловит одессита:
— Скажите, пожалуйста, я до Оперного театра этой дорогой дойду?
Одессит (секундное размышление):
— Да, пожалуй, тут вам ничего не грозит.

 

Одесса. Трамвай приближается к вокзальной площади и останавливается, не доезжая до здания вокзала несколько сотен метров.
В трамвае в сомнениях мечется приезжий с чемоданом. Наконец, он обращается к сидящему рядом одесситу:
— Скажите, это вокзал?
— Таки нет, это трамвай.

 

Объявление в Одесском трамвае:
«ШОБ ТЫ ТАК ЖИЛ, КАК ТЫ КУПИЛ БИЛЕТ…»

 

Одесса, 18-й год. Стук в дверь.
— И хто там?
— Чека!
— И чего вы хочите?
— Поговорить!
— И скоки вас?
— Двое!
— И поговорите!

 

Пожилой еврей приехал из местечка в Одессу и долго наблюдает за регулировщиком на оживленном перекрестке.
Наконец, не выдерживает и подходит:
— Я очень извиняюсь, с кем это вы все время разговариваете?

 

В одесской школе учитель говоpит детям:
— Дети, берите пример с Иванова. Он вроде и русский, а учится неплохо.

 

— Как, вы не знаете, как меня найти?!
Ведь все очень пpосто: вы идете на Деpибасовскyю, там заходите в пеpвый пpоyлок спpава и попадаете во двоpик. Здесь кpичите «Рабинович!!!» — во всех окнах появятся люди, а в одном окне не бyдет никого — там живy я, моя фамилия — Шапиpо.

 

— Вы мне будете рассказывать о родственниках!
Вот ко мне в прошлый четверг приехал мой любимый дядя Изя из Могилева, который в свои 96 лет ни разу не был в Одессе.
Скажу вам честно, что когда он приехал, я понял, что я любил его именно за это.
И только мы выехали на дачу, как он спрашивает: «Фимочка, скажи мне, это море?»
Я говорю: «Да». — «А что здесь было до революции?..»

 

Высаживаются первые земляне на Марс.
Исследуя окрестности они спускаются в какую-то долину и тут один из космонавтов восторженно говорит:
— Анализаторы показывают наличие кислорода, возможно атмосфера здесь пригодна для дыхания.
Второй отвечает:
— Сейчас проверим, если спичка будет гореть, значит можно дышать. Он достает спичечный коробок, вынимает спичку, но не успевает ее зажечь, как из-за валуна выскакивает синий марсианин с криком: «Нет! Нет!», показывая всем своим видом, чтоб спичку не зажигали. Космонавт в испуге отбрасывает спичку, абориген скрывается.
— Что это было,- спрашивает космонавт товарища.
— Не знаю, возможно в атмосфере есть горючие газы, все может рвануть, может, он предупредить нас хочет?..
Они проверяют по анализатору, но ничего опасного не обнаруживают.
— Я все же попробую, — говорит снова второй космонавт и опять достает спичку.
Из-за окрестных валунов выскакивает целое племя марсиан, во главе с ярко-синим вождем и все дружно кричат: «НЕТ!» размахивая руками и глядя умоляющим взглядом.
— Может почва здесь состоит из горючих материалов и они боятся пожара, — высказывает догадку первый.- Здесь та же самая почва, что была в месте посадки, — возражает второй, — не загорелась же она от двигателей.
И космонавты решают все же закончить эксперимент. Второй решительно достает третью спичку и зажигает ее не взирая на протесты аборигенов. Спичка горит, ничего страшного не происходит.
Аборигены, разочарованно вздохнув поворачиваются и уходят.
— Постойте, — кричит вслед космонавт, — а почему нельзя было зажигать спичку?
Вождь обернувшись говорит с укоризной: «Так ведь ШАБЭС, идиот…»

 

Звонок Рабиновича в банк:
— Так, это правда, что вы выдаете кредиты под честное слово?
— Да!
— Ну, это же смешно! А вдруг я вас обману?
— Ну, тогда, когда предстанете перед Создателем, Вам будет очень стыдно!
— Уй, когда же это будет!
— Ну, пятого — не вернете, шестого — предстанете . . .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.